?

Log in

No account? Create an account
“ТУГОВАТО ПОШЛО” (об утопленниках) - alexeybobkov

> Recent Entries
> Archive
> Friends
> Profile

April 9th, 2014


Previous Entry Share Next Entry
09:51 pm - “ТУГОВАТО ПОШЛО” (об утопленниках)
Эта абсурдистская пьеса в стиле Хармса была написана двумя моими друзьями и мной в общаге МФТИ, кажется, в 1989 году. Пьеса писалась на печатной машинке, сразу целиком, почти без правок.
Долгое время я думал, что она пропала. Однако сегодня она неожиданно всплыла из небытия. Я заново набрал её на компьютере по возможности в первозданном виде, с минимумом исправлений.
Помещаю её здесь, чтобы не пропала для истории.


Пьеса “ТУГОВАТО ПОШЛО” (об утопленниках)
одно действие с разговорами и картинами


Авторы: С.Егоров, И.Плотников, А.Бобков.


В пьесе участвуют:
Тропинин (известный в обществе художник)
Стручков (друг Тропинина)
Коровлёв (председатель уездного общества трезвости)
Мухин (энтомолог, ходит повсюду с сачком и баночкой формалина)
Мухина (жена Мухина)
Фёдор (кучер Коровлёва)
Фон Клаузевиц (известный физик и философ)


Первое действие (происходит в лодке на реке)


* * * *

(На передней скамейке сидят Стручков (друг Тропинина) и Коровлёв. На носу сидит Мухин и наполняет баночку водой. На задней скамейке сидят Тропинин с мольбертами и жена Мухина. Фёдор сидит на вёслах и усердно гребёт. Фон Клаузевиц управляет рулём. Постепенно темнеет.)


Коровлёв: Вы замечаете, стало темнеть. Скоро может совершенно стемнеть и уже ничего не будет видно. Что тогда будет делать Тропинин со своими мольбертами?

Стручков: Он всё равно будет рисовать картину. Мой друг Тропинин очень известный художник.

Коровлёв: Как вы думаете, что он рисует в данный момент?

Стручков: Авиньонских девиц Пикассо, я полагаю.

Коровлёв: У меня был знакомый художник, он утонул в прошлом году. Так вот, он тоже любил рисовать разных девиц и изображал их этакими раскоряками в камышах. Всплыл он к Иванову дню и был такой синий, что мы сначала…

Тропинин: Анна Сергеевна, надуйте пожалуйста щёки.

Мухина: Зачем это?

Коровлёв: (продолжает) ...приняли его за нашего кондитера, утонувшего в четверг.

Стручков: А что, кондитер тоже был любитель насчёт девиц?

Фон Клаузевиц: Руль влево… Заворачиваемся и продвигаемся…

Фёдор: Не шалите, барин. Лодку затопите!

Мухина: (надувает щёки, уступив требованиям Тропинина. В этот самый момент Фёдор пихает её веслом) Пффу!!

Стручков: Ха-ха-ха!

Мухин: Что-то баночка больно тяжела. За борт бы не упасть… (Становится совсем темно.)

Стручков: Ну так вот, насчёт кондитера. Говорят, он свалился с моста, заглядевшись на пароход.

Коровлёв: Да, он так долго барахтался, что мы животики надорвали от смеха. Его унесло течением аж до самых Мытищ. Там его солдаты баграми выловили.

Фон Клаузевиц: (поворачивая руль) Кажется, нас выносит на фарватер. Место гиблое, сплошь водовороты. В прошлом году аптекарь здесь спьяну из лодки выпал - только его и видели…

Фёдор: А кто это ж воду-то вертит, а, барин?

Фон Клаузевиц: Это всеизвестное кориолисово коловращение, происходящее от земляных неравновесий и несущее гибель моряку и пешеходу…

Стручков: А верно говорят, что Гарибальдий тоже того?

Коровлёв: Это в каком смысле того?

Стручков: Ко дну пошёл…

Коровлёв: Это в точности мне неизвестно, но я бы этого собачьего сына в купели бы ещё подольше продержал…

Стручков: Так значит вы против карбонариев?

(Уже так темно, что ничего не видно. О происходящем можно только догадываться по голосам.)


Тропинин: Анна Сергеевна, сядьте, пожалуйста, поближе.

Мухина: Зачем это?

Тропинин: Мне нужно прорисовать вашу талию.

(начинает капать дождь)


Фон Клаузевиц: (натужно налегая на руль и совершенно свешиваясь за борт.) По-моему на нас надвигается какой-то пароход...

(Слышен шум надвигающегося парохода. Лодку сильно накреняет, и Мухин роняет за борт сачок.)


Мухин: Господа, постойте, мой сачок!

(Все собираются у правого борта. Лодка опасно накреняется… Раздаётся всплеск, как будто в воду упало что-то тяжёлое.)


Голос неизвестного: Холод замедляет кровообращение в жилах и прекращает движение моей мысли…

Стручков: По-моему, самое время опрокинуть по стопочке!

Коровлёв: Я в уезде состою председателем общества борьбы за трезвость, и полагаю, что…

Тропинин: Анна Сергеевна, позвольте мне...

Мухина: Зачем э…

Стручков: (разливая, судя по звуку, на семь стаканов) Один мой знакомый колол в лодке дрова и однажды пробил топором днище. Когда его вылавливали, он был очень синий. Его даже жена не узнала и подумала, что это парикмахер, что свалился неделей раньше с парохода, заглядевшись на мост.

Фёдор: Барин, извольте стопочку… Ну, осторожненько… Ничерта не видно, собачья темень…

Мухин: Аня, пощупай, где мой сачок?

Тропинин: Шур, шур, шур…

Мухин: Анна, где ты?

Коровлёв: Позвольте мою ногу… Я не разрешаю ходить по своим ногам…

Мухин: Анна! (Спотыкается и валится на Коровлёва. Раздаётся всплеск.)

Тропинин: Мой мольберт! Вы погубили лучшую мою картину!

Мухин: К чёрту картины. Я хочу знать, где моя жена!

Коровлёв: Вот он, ваш мольберт, он разодрал на мне панталоны, дыра на четверть аршина…

(Стручков молча хлещет водку.)


Фёдор: Господи, иноземец-то где тут?

(Удар молнии. Разражается гроза.)


Стручков: (выбрасывая за борт пустую бутылку) Од-дин мой знакомый раз натрескался водки и р-решил по-ойти искупаться. Но он в темноте потерял н-направление и вот позавчера… Л-лицо сов-вершенно синее…

Фёдор: Батюшки, где же немец-то наш? Вона как воду вертит… Видно на варвартер напоролись…

Тропинин: Анна Сергеевна, куда вы спрятались?

(Раздаётся всплеск.)


Мухин: Моя банка с моляриями!

Стручков: Тьфу, чёрт, какая дрянь! Забирайте! (Бросает банку на корму.)

Коровлёв: Кажется, вы забрызгали мольберт!

Стручков: В мор-рду!

(Раздаётся всплеск. Лодку сильно качает.)


Мухин: Аннушка, где ты? Где Тропинин? Господа, уже ночь! Зажгите огонь, я ничего не вижу! Были тысячи огней! Осветите же меня, где моя жена… молярии не могут без воды! Это же гибель…

(Лодка чуть не опрокидывается.)


Фёдор: Негоже в лодке так прыгать… гляди, опрокинемся…

Стручков: Один мой зна-ако-омый… и ещё пятеро с ним… и все синие-синие… (ползёт к правому борту)

(Слышно, как по дну катится банка.)


Сверкают молнии. Фёдор, один в лодке, гребёт по фарватеру.


Фёдор: Господи спаси…

Лодка медленно наполняется водой.


ЗАНАВЕС…


* * * * * * *

* * * *

*


1989 (?)

This entry was originally posted at http://alexeybobkov.dreamwidth.org/99917.html.

 


> Go to Top
LiveJournal.com